16:46 

Твои ладони

Leon_chik
Косматый облак...©
Автор: Leon_chik
Бета: Седая Верба
Название: Твои ладони.
Персонажи: Рой и Лиза. Так же встречаются мадам Крис, Оливия Амстронг, Грумман.
Рейтинг, сюжет, жанр: R, романтика, постманга, совсем немного драмы.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ООСа быть не должно но мы-то с вами знаем
Отказ: не мои, коммерческой выгоды не ищу.
Саммари: К окну подлетали снежинки...
Написано по заявке Латинский_итакдалий на ройайфест "Зимняя соната". Заявка звучит так:
фанфик, от 500 слов (чем больше, тем лучше)))
пожелание
легкую атмосферу, можно с капелькой грусти, преддверие/ожидание праздника
Аместрис в новом для себя политическом режиме. Рой-Риза, возможно сбежали из столицы.
ограничения
ангст, AU, ООС, жестокость, смерть, высокий рейтинг

Надеюсь, заказчик останется доволен^^"




Твои ладони - такое странное тепло...
"Ладонь" - После 11


А за окном пошёл снег. К окну подлетали снежинки, мелкая позёмка, похожая на алмазную пыль. Торопливые горожане высоко поднимали воротники и нахлобучивали пониже шапки – в столицу пришла настоящая зима. Последний день декабря, последний день уходящего года. Все спешили домой, к родным. Этот вечер нужно провести за праздничным столом, в кругу семьи, и зажечь на окне свечу, защищая маленькое, трепещущее пламя ладонью. Такая вот глупая традиция - чтобы другие тоже нашли дорогу к дому. Ведь никогда не знаешь, кого судьба забросит к твоему порогу. К худу или к добру?.. Надеялись, что к добру, и зажигали свечи, чтобы из окон был виден свет, и хорошее не прошло мимо.
Тишина прервалась, выступающий вежливо кашлянул, отвлекая внимание аудитории от снегопада, и снова обратился к карте.
- Таким образом, полная консолидация ресурсов на территории, очевидно, не произошла в силу ряда допущенных прежним руководством тактических ошибок. Анализируя факты, относящиеся к предмету нашего разговора...
Голос генерал-майора Флемминга лился и лился, журчал, как усыпляющий ручей, и Рой в который раз подумал, что старик может зарабатывать кучу денег, являясь ночной феей к беднягам, страдающим бессонницей, и читая годовые доклады.
Фюрер, казалось, тоже мирно дремал, расположившись в президиуме, но Рой знал, насколько обманчиво это впечатление. После каждого выступления фюрер Грумман хитро приоткрывал один глаз и, щурясь, задавал поразительно острые вопросы, которые ставили в тупик его лучших офицеров. Весь цвет генералитета собрался здесь, в большом зале с длинным столом и высокими стульями. Рой скрестил руки на груди и усилием воли подавил очередной приступ зевоты. Его манёвр заметила генерал-майор Армстронг, сидящая напротив, и усмехнулась краем губ. Генерал Рой Мустанг солнечно улыбнулся в ответ и откинулся назад с самым безмятежным видом.
- Вы находите наши проблемы с Кретой забавными, генерал Мустанг? – Флемминг вперил в Роя негодующий взгляд и отошёл от карты, на которой битый час показывал беспокойные участки границы.
Армстронг усмехнулась ещё более злорадно и звякнула фамильным клинком, переложив ногу на ногу. Глаза всех присутствующих армейских шишек, их адъютантов, помощников и самого фюрера обратились на Мустанга. Тот не спеша встал и произнёс:
- Генерал Флемминг, благодарю за предоставленное слово, - Рой салютовал ему, но обратился к фюреру. - Ваше превосходительство, я неоднократно заявлял, сэр, свою позицию по данному вопросу. Я настаиваю на необходимости подписания мирного договора с Кретой в кратчайший срок. Речь идёт об одном спорном городе, который постоянно выходит из-под нашей юрисдикции. Напомню господам офицерам, что он не признан официально за Аместрисом и проживающее там население целиком поддерживает власти Креты. Стратегически мы очень сильны в Западном регионе и, отрезав от себя этот воспалённый участок сепаратизма, мы ещё больше укрепим влияние Аместриса на сопредельные государства.
- Если бы мы так разбрасывались священными землями Аместриса, как предлагают некоторые молодчики!.. – начал Флемминг, едва не задохнувшись от возмущения, но его остановила поднятая ладонь фюрера.
- Генерал Мустанг, жду подробного рапорта в недельный срок. Там должно быть всё, что касается Креты и наших западных границ, - фюрер поправил очки. – Сколько длится эта война?
- Вооруженные столкновения? Четыре года, - генерал Флемминг растерялся.
- На настоящий момент это для нас неприемлемо, - глаза фюрера за очками хищно блеснули. Потом он обвёл взглядом зал, остановившись на стоявших у стены адъютантов и помощников, чуть мягче добавил:
- Господа офицеры, в этот праздничный вечер грех говорить далее о делах. Вас ждут семьи. Не будем прерывать старый обычай. Проводим этот год у домашнего очага. Резюме нашего годового совещания подведёт и разошлёт всем в письменном виде генерал-майор Флемминг. Все свободны. Вольно.
Офицеры хором отдали честь, и комната сотряслась от раскатистого "Так точно, сэр", а потом людское море загудело и пришло в движение. Притихший Флемминг собирал материалы своего доклада с трибуны. Проходя мимо, Рой издевательски отдал ему честь. Старик побагровел от ярости и пошёл прочь.
- Вы нажили себе опасного врага, сэр, - раздался знакомый голос чуть позади.
- А-а, на одного больше, – ответил Мустанг, не оборачиваясь. - Расслабься, майор, ты же слышала слова фюрера: сегодня вечером грех говорить о делах...
Бригадный генерал беззаботно зевнул:
- А где здесь кофе подают?
Майор Хоукай бросила на него быстрый взгляд из-под ресниц и промолчала. Если не считать генерал-майора Армстронг, она была единственной женщиной, присутствовавшей на годовом совещании. В руках майор держала доклад Мустанга в аккуратной папке. Когда Рой читал его, она внешне бесстрастно следила взглядом за каждым его движением, улавливала каждую голосовую модуляцию, словно учительница на экзамене своего лучшего ученика. От этого невольного сравнения Рой поморщился.
- А ты неплохо выкрутился для молокососа и выскочки, Мустанг! – насмешливо прозвучало сзади, и это был явно не голос майора.
На этот раз Рой обернулся: снова удивительное везение - ещё одна леди, пригласить на ужин которую решится совсем уж отчаянный храбрец. Лучше в штыковую атаку.
- Чудесно выглядите, генерал-майор. Эта снежная бледность вам к лицу, - любезно заметил Рой.
- Не могу сказать тоже самое о твоей загорелой роже, - синие глаза Оливии Армстронг напоминали весенний лёд.
- О да, Восток и Север - они несовместимы, - Мустанг иронично закатил глаза. - Но иногда отлично работают вместе.
Оливия смерила его взглядом и положила ладонь на рукоять клинка:
- Слышала, ты неплохо справляешься с ишваритами, - это следовало понимать, как "передай привет Майлзу".
- Разумеется, мэм. У меня отличная команда. – Мустанг так и светился обаянием.
Генерал-майор Оливия Армстронг, круто развернувшись, направилась к выходу. Она до сих пор раздражала Центральную армию и Генштаб. А те с завидным постоянством раздражали её. Снежная королева Бриггсовых гор безотчётно излучала величественное одиночество и неумолимую, как горная лавина, волю. Рой наблюдал, как Армстронг удаляется: да уж, лучше в штыковую. За его плечом многозначительно молчали.
- Опять скажешь, что я нажил себе заклятого врага, майор?
- Нет, сэр, - Лиза протягивала ему раздобытую где-то чашку кофе. – Наш поезд через восемь часов. В гостиницу?
Рой отхлебнул кофе:
- У меня есть идея получше.

***
Ванесса с изрядной скоростью лавировала между столиков и убирала пепельницы и стаканы. Посетителей не было - ещё бы! Кто пойдёт в бар в такой-то вечер? Когда девушка выставляла на улицу мусор, она посмотрела на небо. Уже стемнело, падал снег. Ванесса тихонько вздохнула: эту смену она проспорила Кэтрин, а так бы тоже уже собирала на стол всё самое лучшее, что водилось на кухне и заготовила бы пару толстых восковых свечей. И, разумеется, она была бы не в одиночестве. Кстати, свечи… Наверняка, у мадам найдётся парочка-другая. Ванесса поспешила к барной стойке. У кассового аппарата, среди графинов и причудливых бутылок с алкоголем всех форм и видов, стояла мадам Кристмас, хозяйка заведения. Её объёмная фигура величественно возвышалась над стойкой, а платье и чёрное боа были безупречно элегантны.
- Мадам, мы будем зажигать свечи? – капризно пропела Ванесса.
- Нет, дорогая, у нас нет окна. – Мадам не поднимала глаз, она, как обычно, была занята бухгалтерией.
- А наверху? Наверху окна есть!
- Наверху - не твоя забота, даже не думай совать туда нос.
Ванесса только фыркнула и уселась за стойку. Она всем видом показывала, насколько сильно её оскорбляют и обижают такие предположения. Мадам не обращала внимания, она сводила годовые дебиты и кредиты. Девушка, надув губки, принялась протирать барную стойку до зеркального блеска. Добросовестная полировка не возымела действия. Ванесса забарабанила пальцами:
- Мадам, если незамужняя девушка не зажжёт в такой день свечу... Мадам, судьба решит, что она никого не ждёт, и не приведёт к ей суженого! Я ещё целый год не выйду замуж.
Мадам Крис наконец подняла глаза:
- Тебя и так не возьмут.
Ванесса открыла было рот, но колокольчик на двери звякнул, и в бар прошествовал гость. Посетителем оказался невысокий благообразный старик, седой, с аккуратной бородкой. Под мышкой он нёс скрипичный футляр, а в другой руке – газетный свёрток. Ванесса бросилась к нему:
- Господин Саймон! С праздником! Вы же сегодня не работаете, почему в такой вечер здесь?
Старик улыбнулся девушке и прокашлялся:
- Пусть судьба приводит добрых путников к твоему порогу, дорогая Ванесса! А когда запиваешь хороший ужин отличным вином в компании таких дам, пару мелодий моей скрипки не помешает. - Он ласково прихлопнул по футляру. - К тому же, ты знаешь, мне некому зажигать дома свечи уже лет десять, так что... – он хрипло рассмеялся и проковылял к своему месту.
Господин Саймон обычно располагался у зачехлённого рояля в углу зала. Старый скрипач садился на низенькую табуретку и играл, закрыв глаза от наслаждения. Узловатые от артрита пальцы почти не касались смычка. Казалось, благородная скрипка поёт сама: красиво и печально.
Тем временем, старик обменивался приветствиями с мадам. Она тепло улыбнулась и сказала, что сегодня можно не играть, так как, вероятно, не будет посетителей. Саймон покачал головой:
- Будет музыка, будут и люди.
Он пододвинул свою табуретку поближе к стойке, бережно достал скрипку и заиграл свою любимую мелодию. Ванесса не знала, кто её сочинил, а Саймон называл её "дорожная". Девушка слушала и думала, что за окном вовсю идёт снег. Утром будут сугробы. Погода-то на редкость праздничная. Ванесса присела за столик и с грустью решила, что если бы у неё был хотя бы один стоящий поклонник, он непременно был бы здесь и утешил её женское сердечко. Она убрала прядь каштановых волос со лба и раскрыла свёрток господина Саймона - там было пять свечей. Каких надо – толстых, из пахнувшего летом воска. Ванесса покосилась на мадам – Крис тоже прикрыла глаза и слушала музыку, а конторские тетради были отодвинуты на край стола. Когда музыка прервалась, мадам отправилась на кухню, хлопотать насчёт ужина. Повара в этот вечер отпустили домой пораньше.

***
- Вот здесь остановись.
Лиза удивлённо посмотрела на начальника, но молча заглушила мотор у дверей какого-то бара. Они выбрались из машины. Было темно и безлюдно. Пошёл густой снег, и вывески было не разобрать. Судя по всему, они были недалеко от столичного "Весёлого квартала".
- Узнаешь? – Рой Мустанг хмыкнул и обвёл вокруг рукой. - Хотя бы вывеску?
Лиза оглядела улицу, но ничего не могла вспомнить.
- Эх, ты... – Бригадный генерал несколько разочарованно погладил стену. - Кирпичная кладка. Работа тридцатых годов. И ещё лет сто простоит. Так теперь не делают.
Лиза растерянно пожала плечами. Её больше заинтересовало другое – из-за закрытых дверей заведения доносились звуки скрипки. Играли "Дорожную" - немного неровно, но очень проникновенно и свежо.
Рой Мустанг широко распахнул дверь и пропустил вперёд майора. Лизу тут же окружил сладкий аромат духов, знакомых с детства. Она попала в роскошный полумрак зала. Всё как прежде: тяжёлые портьеры, игорные столы, барная стойка из тёмного дерева и тусклой латуни. И, конечно, самые красивые девушки столицы.
- Рой? Господин Рой, Как давно мы не виделись! – Ванесса на всех парах поспешила к генералу и упала в его объятия.
- Боже, сколько же лет прошло? Три? – продолжала щебетать она.
Рой Мустанг, смеясь, легко отстранился:
- Два, а ты всё не меняешься, Ванесса. Это противозаконно быть такой красивой.
Девушка довольно покраснела и отпустила его руку.
- Мадам на кухне... – она заметила позади Роя женскую фигуру, и улыбка сползла с её лица. – Так вы не один пришли? С товарищем?
Ванесса хорошо знала майора Хоукай – спутницу Мустанга, но не могла удержаться от небольшой колкости. Фу, придти в такое заведение в грубых армейских бутсах и плохо скроенном форменном пальто!
- Да, мы с майором зашли на огонёк. А почему у вас так тихо? Где веселье?
- Вы опять всё перепутали, господин Рой! Вы такой глупый! – Ванесса обворожительно рассмеялась. - Это на День Независимости все гуляют! А в Последний день года все дома сидят, с семьями! Мы даже повара отпустили. После семи вечера к нам не заглянуло ни души!
Они ещё чему-то смеялись и что-то говорили. Лиза устало опустилась на стул и сняла пальто. Девушка пригладила мокрые от снега волосы и заметила на себе внимательный взгляд. Старик, скрипач, галантно ей поклонился из своего угла. Затем снова взмахнул смычком и заиграл. "Весенняя" – опять вспомнила название Лиза. Мелодии не хватало фортепьяно...
- Малыш Рой? - из дверей кухни медленно выплыла фигура мадам Крис. – Какими судьбами?
- Я решил провести с семьёй хотя бы один праздничный вечер. – Рой по-мальчишески петушино улыбнулся. Рядом с мадам он неизменно ощущал себя ребёнком.
- Да, ладно! Держу пари ты опоздал на поезд... – Мадам заметила Лизу и всплеснула руками. – Ты наконец-то привёл малышку Элизабет! Боже, детка, что ты опять сделала с волосами?
Мадам как фрегат под всеми парусами помчалась к девушке и крепко обняла:
- Сколько же прошло лет?
- Не вспомню, - смутившись, ответила Лиза.
- Вот, совсем забываешь старых друзей! – мадам Кристмас добродушно рассмеялась. – Что ж, моего праздничного жаркого хватит на пятерых. Саймон, друг милый, кладите свой инструмент и перебирайтесь к нам. Ванесса, бегом за вином. А вы, господа военные, – переодеваться! Синюю форму я за своим столом не потерплю.
Следующие полчаса прошли в радостных хлопотах. Посреди зала накрыли стол, притащили радио. Из кухонных дверей доносились чарующие нос ароматы. Мадам заставила Лизу одеть тёмно-шоколадное вечернее платье Кэт, а Мустанг облачился в эффектную тройку.
К одиннадцати часам ужин был подан, вино разлито по бокалам, а фирменное жаркое мадам заняло центральное место на праздничном столе. Мадам сидела во главе. Рой и Ванесса, которая не замолкала ни на минуту, расположились по правую руку, Лиза и господин Саймон – по левую.
Включили радио, поднимали тосты. Господин Саймон, как истинный джентльмен, ухаживал за Лизой, а однажды, когда их глаза встретились, сказал:
- А у вас музыкальные руки, барышня.
Лиза чуть улыбнулась:
- Правда?
- Правда. Тонкие пальцы и широкие ладони. Вы могли бы стать недурной пианисткой.
- Вот здесь вы ошиблись, господин Саймон, она ведь военная! – бойко вставила Ванесса и громко пояснила:
– Снайпер!
Лизин нож звякнул о тарелку, девушка подняла на присутствующих блестящие карие глаза и спокойно сказала:
- Я бы попросила ещё вина.
Рой, усмехнувшись, выполнил её просьбу.
- Разве не время для танцев? – Рой протянул руку мадам Крис, но та отмахнулась. Тогда Мустанга подхватила Ванесса.
- А вы не танцуете? – господин Саймон заглянул Лизе в самые глаза. – Вы должны танцевать, я настаиваю.
Лиза послушалась, и две пары медленно двигались под мелодию старой радиолы. Мадам незаметно ушла, захватив свечи. Господин Саймон поцеловал кончики пальцев Лизы и отпустил её руки. Старик направился к другой паре и, раскланявшись, пригласил Ванессу. Та раздосадовано нахмурилась и чуть было не топнула ножкой. Но делать было нечего. Рой подошёл к Лизе. На его лице играла знакомая усмешка, но глаза были серьёзны. Он чуть поклонился ей и по всем правилам подал руку.
- Вы невероятно танцуете, - он обнял её за талию, ведя в танце. - Я почти забыл это чувство.
Приблизил свои губы к её уху и шёпотом добавил:
- Ты меня совсем не ревнуешь, малышка Элизабет.
- А должна? – Лиза коснулась ладонью его затылка и почувствовала, как он вздрогнул.
- Неисправима...
- Как и ты.
Музыка не кончалась. В такой вечер грешно думать о чём-то другом. Просто думать. Только мужчина и женщина. Они долго стояли, обнявшись, вдыхая запах друг друга и забирая тепло. Они не заметили, как остались одни в тёмном зале. Светились только несколько свечей, оставленных на подоконнике слухового окна кухни. Расстроенная Ванесса зажигала их одну за другой и думала, как они будут смотреться с улицы. Мадам Крис накинула девушке на плечи пальто:
- Пойдём, дорогая, нам пора.
- Кто она ему, мадам? - пробурчала девушка, надевая шляпку. – Неужели жена?
Мадам Кристмас задумалась:
- Больше. Намного больше, однажды ты поймёшь.

***
В комнате немного пахло затхлостью, как и во всяких помещениях, где постоянно не жили люди. Но в целом, она была очень уютной и тёплой. На полках стояли фотографии в старинных рамках, а в резном книжном шкафу хранились пыльные фолианты. В угол были свалены игрушки, когда-то принадлежавшие маленькому мальчику. Часы показывали около шести утра, но за окном было по-зимнему темно и мрачно. Снег ещё падал. Рой прислушался к тиканью серебряных часов. Надо вставать. Он неслышно приподнялся на подушке.
- Я не сплю. Поезд через сорок минут. Мы опоздаем, - Лиза тоже приподнялась на локте.
Рой подумал, что она выглядит непривычно загорелой среди бледных столичных жителей. По её телу были рассыпаны золотые веснушки, а выгоревшие на солнце волосы напоминают нежную позолоту. Он взял тёплую со сна ладошку девушки и прижал к своим губам. От Лизы непередаваемо пахло домом, и этот запах ни за что не забыть.
- А что если я прикажу поехать на следующем? - он подбирался к её губам. - Ты иногда бываешь такой занудой.
- Вы сами хотели вернуться пораньше.
Лиза попыталась выбраться из кровати, но оказалась в ещё большем плену.
- Сэр...


***
Они ехали в вагоне второго класса Восточного экспресса. Они всё-таки опоздали на шестичасовой, и поехали следующим поездом. Лиза сидела у окна, поглядывая на мелькавшие за окном пейзажи. Рой скучающе зевнул. Напротив них ехала молодая пара с ребёнком. Девочка вовсю болтала ногами и исподтишка рассматривала военных. Малышка напоминала Алисию, и он отвернулся.
- Мадам, а вы зажигали свечу в последний вечер? – любопытно спросила девочка майора, воспользовавшись тем, что родители дремлют.
От неожиданности Лиза не сразу нашлась с ответом.
- Нет, мои офицеры не верят в подобные глупости, - насмешливо протянул Рой.
- А это и никакие не глупости! – девочка подалась вперёд и таинственно прошептала:
– С кем встретишь последний вечер, с тем навсегда и останешься!
- О, конечно! Вот ты вчера где была?
- В школе у мадам Уоррен... – не понимая, что красивый, молодой генерал просто дразнится, ответила она.
- Значит, ты теперь там навсегда останешься!
- А вот и нет!
- А вот и да!
Девочка насупилась:
- А вы-то сами где были?
- Я? – темноволосый генерал сделал вид, что напряжённо вспоминает, потом кивнул на Лизу, которая, не слушая их разговор, задремала, прислонившись лбом к стеклу окна. – С ней!
Девочка довольно рассмеялась:
- Так вы теперь навсегда с ней будете!
Рой подарил ей непонятную улыбку и одними губами сказал:
- Да.

Во сне Лиза слышала скрипичные мелодии. Она снова была маленькой девочкой. Она потерялась. Кирпичные стены высотных столичных зданий казались заколдованным лабиринтом. Темно, страшно. Некуда бежать, некуда спрятаться. Боже, почему она слышала крики детей? Лиза тоже отчаянно позвала:
- Мама! Мама!
Мамы больше не будет никогда. Хотелось плакать, кричать, но ноги, руки, всё тело – словно не её, чужие и непослушные. Она почувствовала, как кто-то взял её за руку: крепко, по-мужски.
- Пошли домой, тебя отец ищет.
Темно и страшно – ничего не разобрать, но она узнала запах и тепло ладони. Так пахнет её дом, и это не объяснить словами никогда.


 
запись создана: 19.02.2011 в 17:21

@музыка: Твои ладони

@темы: Фанфикшен, Трудолюбивые бобры, Косматый облак, Royai

URL
Комментарии
2011-02-19 в 19:48 

Седая Верба
Холод всегда мне был по душе
Мне понравился текст. Чисто с технической точки зрения он хорош, но если ты его будешь править - он станет ещё лучше, и это ощутимо.

Леонч, у меня к тебе огромная просьба. Ты можешь сделать шрифт у себя на дневничке чуть-чуть побольше? Я ломаю глаза, когда пытаюсь у тебя что-то читать.

2011-02-20 в 16:32 

Leon_chik
Косматый облак...©
Прости, дружище, вчера усё поправила. Так лучше видно?
Из-за приезда дарлинга, радостный леонч какое-то время не будет показываться здесь и в асе. Текст буду править обязательно. Финальный вариант подниму в дневе и могу скинуть тебе на почту для удобства, оке?

И спасибо тебе за предстоящие труды))

URL
2011-02-20 в 16:55 

Седая Верба
Холод всегда мне был по душе
Leon_chik, огромное тебе спасибо, мне так читать намного проще)

Договорились, правь текст.

     

...косматый облак и высокий крон...

главная